RSS Обратная связь Карта сайта

Интервью Игоря Щёголева РИА Новости: сотовая связь стала частью потребительской корзины россиян

СВЯЗЬ, Новые беспроводные технологии, Беспроводная связь

Двадцать лет назад, 9 сентября 1991 года, в России заработала первая сеть сотовой связи. О том, с какими достижениями сотовая связь пришла к своему 20-летию, успехах и проблемах, а также о перспективах развития отрасли с корреспондентом РИА Новости беседовал министр связи и массовых коммуникаций РФ Игорь Щеголев.

 

- Игорь Олегович, 20 лет назад, когда сотовая связь в России только зарождалась, никто не предполагал, что она перестанет быть премиум-услугой и станет массовой. На сегодня проникновение сотовой связи уже далеко перевалило за 100%. Как Вы думаете, что повлияло на это?

- Действительно, когда эта услуга только появилась, даже отцы-основатели сотовой связи России не предполагали, что количество абонентов сотовой связи в России когда-нибудь превысит, как они говорили, 25 тысяч человек. То есть они считали, что это очень нишевый продукт, очень дорогой, продукт класса «люкс», а потом выяснилось, что в России, где и обычных телефонов на всех не хватало, это очень востребовано. Может, потому, что поговорить любим, а может просто потому, что это придает новое качество жизни.  Удалось найти такой способ регулирования и развития этой модели, что за очень короткое время получился полный охват территории и населения.

Проникновение сотовой связи сейчас составляет более 140%, то есть на одного человека, проживающего в России, сейчас приходится минимум по полтора телефона. Это один из самых высоких показателей не только в нашем регионе, но и в мире в целом. Несмотря на то, что многие пользователи жалуются на качество услуг сотовой связи, надо признать: объективно говоря, в России оно намного превосходит многие страны, в том числе некоторые из тех, которые входят в большую восьмерку.

 

- Могли бы вы назвать какие-то переломные моменты в развитии сотовой связи, то, что сделало этот рынок именно таким, каким он сложился? Или развитие шло эволюционно?

- Конечно, все развивалось эволюционно, но было несколько решений, которые были приняты очень своевременно. Например, переход на стандарт GSM. Сначала рынок развивал несколько стандартов, но вскоре основным стал стандарт GSM (наиболее распространенный в Европе и более эффективно использующий частотный ресурс по сравнению с предыдущими стандартами – ред.).

Затем, летом 2006 года, было принято решение ввести принцип «платит звонящий». Поначалу, как сейчас сохраняется часто в роуминге, деньги взимались с обоих абонентов – и с того, кто звонит, и с того, кому звонят.

Конечно, свою роль сыграло своевременное принятие решений о внедрении последующих поколений связи (лицензии на оказание услуг третьего поколения были выданы в 2007 году – ред.).

Сейчас мы стоим на пороге принятия решения о том, каким путем пойдет развитие сетей связи уже четвертого поколения. Мы занимаемся вопросами, которые позволят, с одной стороны, внедрять новые технологии, а с другой - способствовать дальнейшему снижению тарифов и повышению доступности услуг для потребителей. Сети четвертого поколения позволят предоставлять услуги голосовой связи, передачи данных, видео, а также могут использоваться для передачи данных от устройства к устройству для формирования так называемых «умных сетей» в ЖКХ, промышленности, в экономике. Перед нами стоит еще много задач, но то, как развиваются технологии, внушает оптимизм.

 

- Были ли, на Ваш взгляд, допущены какие-то ошибки в регулировании отрасли за прошедшие 20 лет или все было правильно?

- Трудно сейчас сказать. Если брать те цифры, о которых мы говорили в самом начале, это говорит о том, что мы все-таки развивались очень энергично, очень быстро, и мне кажется, что нигде не отстали от основных мировых тенденций, а по ряду позиций мы находимся в числе лидеров.

Безусловно, что-то можно делать быстрее. У нас до сих пор эффективно не решена задача с конверсией частот, закрепленных за силовыми ведомствами. Мы этим очень плотно занимаемся, но здесь дело не только в чьей-то нерасторопности или нежелании. Дело в том, что это очень дорогостоящий и ресурсоемкий проект, занимающий много времени. Нужно искать много нестандартных технологических решений в силу того, что наша архитектура сети и принцип использования частот в советское время отличались от тех, которые были приняты на Западе. Сейчас ввиду того, что приходится подстраиваться под стандарты, которые приняты Международным союзом электросвязи, нам нужно пройти больший путь и в технологическом отношении, и географически – мы все-таки самая большая страна, а даже беспроводная связь требует магистральных линий большой протяженности. Это тоже накладывает свою специфику на то, как развивается связь в России.

Моя личная точка зрения: в будущем потребуются усилия операторов по объединению своих инфраструктурных проектов. Сейчас очень часто многие – и руководители муниципалитетов, и руководители регионов – сетуют на то, что на одной площадке стоят три базовые станции на трех вышках, к ним три раза подведена оптика, три раза подведено электричество и три раза приходится чинить, если вдруг происходит какое-то ЧП. Подобного рода проект мы сейчас реализуем на трассе «Чита-Хабаровск», где строится объединенная инфраструктура, которая затем будет совместно использоваться операторами – каждым для предоставления услуг своим абонентам. Мне кажется, что это очень перспективный путь развития. Посмотрим, как к этому отнесется рынок.

 

- Подобное сотрудничество хотели реализовать, совместно используя инфраструктуру Yota…

- Это вопрос к участникам рынка. Насколько я понимаю, они по-прежнему находятся в переговорном процессе. Посмотрим, к каким решениям они придут. Но это, действительно, требует изменения ментальности, нужно перешагнуть через себя, уйти просто от операторской деятельности в полном объеме – и строительства, и эксплуатации, и предоставления услуг – к конкуренции в области предоставления услуг, а это очень сложная сфера. Мне кажется, до этого рынку еще надо созреть. Но чем раньше это произойдет, тем интересней будет для потребителя.

 

- Вы сказали о переходе к четвертому поколению сотовой связи. На днях состоится заседание Госкомиссии по радиочастотам, которая будет рассматривать этот вопрос. На ваш взгляд, сколько операторов может работать в стандарте LTE?

- Это не субъективная точка зрения какого-то человека. Это зависит от определенных технических условий. Есть расчеты, по которым оказание услуг связи будет рентабельным, при которых обеспечивается нормальное качество этих услуг. По заключению многих экспертов Международного союза электросвязи, наших учетных и Консорциума 4G (консорциум операторов, создан для изучения возможности внедрения LTE – ред.), занимавшимся этим вопросом, количество операторов, которые могут получить соответствующие лицензии, все-таки ограничено. Цифру, думаю, мы назовем на заседании комиссии, но, безусловно, это не будет бесконечное множество, потому что приходится работать на ограниченном природном ресурсе, каковым являются частоты. Здесь действуют законы физики, которые очень трудно изменить.

Конечно, не исключено, что с появлением новых технологий, которые позволят более плотно сжимать информацию, быстрее ее передавать, в той же полосе частот сможет действовать больше операторов. Но пока мы исходим из того, что и ресурс ограниченный, и количество операторов тоже будет небезгранично.

 

- Недавно Федеральная антимонопольная служба заявила о том, что Минкомсвязи необоснованно ограничило доступ региональных операторов к распределению частот для LTE… На ваш взгляд, могут ли региональные операторы претендовать на эти частоты?

- Во-первых, ФАС рассматривала этот вопрос без привлечения наших экспертов.

Во-вторых, я хочу сказать, что те вопросы, которые мы вынесли на комиссию (по радиочастотам – ред.), не касаются функционирования рынка, они касаются технологических аспектов. Мы определяем полосы частот, в которых могут оказываться те или иные услуги связи. Затем распределение частот, в соответствии с законом, будет проходить на конкурсной основе. Соответственно тогда у ФАС будут все возможности, чтобы оценить, насколько конкурсные условия отвечают их представлениям о конкурентном рынке.

Ничьи предложения мы не отвергаем. Есть ряд документов, которые были внесены в секретариат комиссии по радиочастотам только на днях. Решение, которое мы готовим, предполагает продолжение исследований, в том числе и в других диапазонах.

Но мы обязаны заботиться о качестве связи. Суть многих предложений небольших региональных операторов сводится к тому, чтобы им позволили использовать частоты, на которых они работают сейчас, для предоставления услуг по новым технологиям, мотивируя это принципом технологической нейтральности. Но принцип технологической нейтральности – это не самоцель. Самоцель – это качественные доступные услуги для наших граждан. Можно таким образом все сейчас переделать, что услугу сможет получать один человек за очень большие деньги, а сотни, десятки тысяч людей, которые живут в той же зоне действия базовой станции и платят разумные деньги, от этих услуг будут отрезаны. Этого мы позволить не можем. Из этих принципов будем исходить.

Мы основываемся на тех стандартах, которые приняты в Международном союзе электросвязи, и закреплены в таблицах распределения радиочастот под сети нового поколения. Можно придумать что-то альтернативное, но при этом нужно будет специально для нас заказывать отдельное оборудование, которое не будет стыковаться с техникой наших соседей. В результате будем платить дороже – и потребители, и наши компании. Это будет сдерживать развитие услуг, сдерживать развитие отрасли. Все эти элементы мы тоже должны принимать в расчет, когда будем решать, каким путем идти.

Но опять-таки это не предмет рассмотрения комиссии, которая назначена на начало сентября. Речь пойдет о технологиях, о том, сколько операторов смогут работать эффективно в имеющемся спектре, каким образом осуществлять конверсию, выводить военное оборудование из той полосы частот, где мы предполагаем задействовать сети связи LTE и т.д. Это большой комплекс самых разных технологических вопросов, не касающихся функционирования рынка.

Поэтому мы, конечно, дождемся предписания ФАС, но мне кажется, что в данном случае мы с коллегами говорим на разных языках, либо в разных терминологиях.

 

- Долгое время активно обсуждается тема тарифов на международный роуминг, удалось заключить соглашение с Финляндией и Польшей о снижении тарифов. Ведутся ли переговоры с другими странами?

- Недавно наша делегация вернулась из Польши. В октябре в Польше будет конференция министров связи Европейского союза. Мы рассчитываем набрать к этому времени еще большее число сторонников. Сейчас очень многие страны солидаризировались с нашим подходом. Посмотрим, как это отразится на договоренностях с Европейской комиссией, потому что это относится к ее компетенции. Но при этом важна позиция и национальных регуляторов. Вопрос активно нами прорабатывается, обсуждается. Рассчитываем ближе к концу октября сказать что-то более детально.

 

- Готовит ли сейчас министерство какие-то новые инициативы для развития отрасли?

- Конечно. Мы сейчас работаем над новыми предложениями по совершенствованию системы универсальных услуг (сейчас предусматривают установку таксофонов в селах и пунктов коллективного доступа в интернет – ред.), потому что они были рассчитаны на технологии предыдущих поколений. Мы хотим адаптировать это к развитию связи в целом, к растущему спросу на передачу данных и к тому, что сотовая связь становится базовой услугой, неотъемлемой частью потребительской корзины.

Работаем над формированием механизма государственно-частного партнерства, где государство могло бы наравне и вместе с участниками рынка реализовать какие-то проекты, чтобы с одной стороны ускорить проникновение связи, улучшить покрытие с тем, чтобы эта связь была качественной, но при этом ее стоимость была доступна для нашего населения.

 

- На совещании в Костроме Вы сказали, что планируете предложить правительству внести в состав универсальных услуг услуги сотовой связи. Почему такая идея возникла?

- Просто потому, что это стало неотъемлемой частью потребительской корзины и те наши граждане, которые живут в небольших, удаленных населенных пунктах жалуются часто на то, что они обойдены этой современной услугой. Понятно, что проникновение связи в столь удаленных регионах связано с очень большими издержками, и операторам пока это невыгодно. Но это не должно быть преградой на пути проникновения связи. Мы по этому пути прошли, когда внедряли пункты коллективного доступа в интернет и ставили таксофоны универсальной услуги: был сформирован общий фонд, из которого оплачивается реализация таких проектов, невыгодных с коммерческой точки зрения для агентов рынка.

 

- Возможно, что государство поучаствует в финансировании фонда универсального обслуживания, если будет расширен перечень универсальных услуг?

- Это предмет обсуждения. Должно быть сформировано предложение, произведены все расчеты – сколько это будет стоить, в каких объемах, какую отдачу получит от этого наше население. Затем, если такое предложение будет сформулировано, мы, конечно, будем обсуждать это с учетом макроэкономических параметров и возможностей бюджета.

 

- Возможно ли в обозримом будущем появление принципа сохранения номера при смене оператора?

- Исключать этого нельзя. Понятно, что это принесет определенные дополнительные удобства абонентам. Вопрос в стоимости этого процесса. Можно сделать так, что мы насильно внедрим эту услугу, на нее будут потрачены большие деньги, которые затем операторы начнут возвращать, повышая тарифы, притом, что услуга будет востребована небольшим числом абонентов. Такие исследования сейчас проводятся.

Здесь, как всегда, важен баланс. Если окажется, что это можно сделать за относительно небольшую цену, и заинтересованы в этом очень многие, то, наверное, к этому нужно переходить. Если нет, то с учетом того, что сеть у нас огромная, и не исключено, что потребуются большие вложения для реализации этой услуги, может быть, в итоге от этой идеи откажемся. Но, так или иначе, тема не закрыта, мы работаем и с учеными, и с операторами, внимательно следим за сигналами, которые приходят нам от граждан. Будем и дальше над этим думать.

 

- Как вы видите развитие отрасли в будущем? Каковы тенденции?

- Конечно, хотелось бы, чтобы повысилась эффективность использования частот - больше частот могло бы использоваться для гражданских технологий, для предоставления современных услуг связи. С другой стороны, очевидно, что это будут сети, которые станут обслуживать не только людей, но и машины, устройства будут общаться между собой по сети. Сейчас уже есть примеры, в том числе коммерческого внедрения подобных технологий.

Считаю, что все-таки должен быть более взвешенный подход у наших коллег-операторов к совместному использованию инфраструктуры. На отдельных участках они уже к этому переходят, но пока в целом для страны это еще не стало нормой. Учитывая темпы, с которыми снижаются тарифы, а с другой стороны растет стоимость оборудования для внедрения новых технологий, я думаю, что рано или поздно наши коллеги к этому придут.

 

- Когда у Вас появился первый мобильный телефон?

- Первый мобильный телефон у меня появился, когда я работал в парижском бюро (ИТАР-ТАСС – ред.), у нас был один выездной аппарат на всех - мы с ним выезжали на мероприятия, в командировки. Это было очень дорого, поэтому нужно было считать буквально секунды, чтобы не выйти из сметы. Это был первый опыт общения, примерно в 1994-1995 годах.

 

- А когда появился личный телефон?

- Личный появился уже в конце 90-х, после возвращения в Москву, это тоже был служебный телефон, но уже индивидуальный. Я работал корреспондентом и понятно, что без мобильной связи уже трудно было конкурировать с коллегами, тогда редакция и выделила мне мобильный телефон.

 

- Сейчас, помимо голосовых услуг, пользуетесь еще какими-то дополнительными сервисами?

- Пользуюсь sms, даже больше, чем голосовыми услугами. Также пользуюсь мобильным интернетом, почтой, смотрю видео, когда возникает такая необходимость. Но все-таки, когда в дороге нахожусь, это базовые задачи – и календарь, и будильник, и иногда фотокамера.

 

- Как Вы думаете, возможно ли какое-то перераспределение российского рынка сотовой связи между игроками в дальнейшем? Возможно ли появление новых игроков?

- В целом я считаю, что пик сотовой связи уже достигнут, будущее - за универсальными операторами. К этому абоненты тоже привыкают – хочется иметь поменьше счетов и побольше удобств. Если кто-то может предложить полный набор услуг – сотовой связи, фиксированной связи, интернета, телевидения, еще каких-то сервисов, о которых мы можем только догадываться – тот и сможет делать услугу более дешевой, пакетной и сможет занимать лучшие позиции на рынке. Опыт других стран показывает, что рынок стремится к консолидации. Где-то пошли путем дробления лидеров рынка на множество маленьких компаний, в том числе по регионам, но со временем они все равно собирались в более крупных игроков.

Я думаю, что три-четыре игрока – оптимально для рынка. Естественно, антимонопольная служба должна наблюдать за тем, чтобы не было картельных сговоров, и конкуренция оставалась на достаточно хорошем уровне. Увеличения существенно в разы этого количества я не предвижу.

Направления

СВЯЗЬ
ИТ
СМИ

Разделы

 

Типы материалов

 

Все материалы официального сайта Министерства связи и массовых коммуникаций
могут свободно использоваться без каких-либо ограничений, если не указано иное.
Предварительного согласия на перепечатку не требуется.


Открытые данные
Статистика посещаемости сайта

Официальный Интернет-ресурс
Свидетельство о регистрации СМИ
Эл № ФС77-32622 от 22 июля 2008 г.

125375, г. Москва, ул. Тверская, д. 7
Телефон: (495) 771 8000
Справочная по документам: (495) 771 8100
Факс: (495) 771 8002
Адрес электронной почты: office@minsvyaz.ru
Твиттер: @minsvyaz_news
Facebook: Minsvyaz

 
 
ФИЛЬТР
Выберите направление
для сортировки
материала.